page

Из "Истории и генеалогии дома Грамонов"

Филибер I де Грамон (Philibert I de Gramont)

(22 августа 1552 - после 7 августа 1580)
      PHILIBERT DE GRAMONT, SOUVERAIN DE BIDACHE, COMTE DE GRAMONT, DE GUICHE & DE LOUVIGNY, SEIGNEUR DE TOULONGEON, DE MUSSIDAN & DE SAINT-CHÉRON, VICOMTE D'ASTER & BARON DES ANGLES, наследовал своему отцу Антуану I в 1576.
Philibert

Филибер I де Грамон

Он родился в 1552 году, за год до короля Генриха Наваррского (Генриха IV), которому он был компаньоном и другом детства. Женившись в возрасте 15 лет 16 августа 1567 года на красивой и знаменитой Диане (Коризанде) д'Андуэн, он с этим браком получил обширные владения дома Андуэн, в котором Коризанда была наследницей, и среди других графства Гиш и Лувиньи, баронство Lescun и различные владения, зависимые о сеньории Андуэн. Диана (Коризанда) была единственной дочерью Поля д'Андуэна и Маргариты де Кона (Cauna).

Брачный договор в оригинале на бумаге находится в архивах Дома. Он на французском, заключен в Шато-де-По и подписыван: Жанна, королева Наварры, Анри, принц Наваррский (Генрих IV), Екатерина Наваррская, его сестра, Гастон де Беарн, сеньор Аспремон, Антуан, граф де Грамон, Элен де Клермон, графиня де Грамон, Филибер де Грамон, Диана Андуэн (Коризанда), и пр, и пр, и пр. Есть несколько экземпляров.

Филибер де Gramont рано узнал военную профессию. Назначенный сенешалем Беарна в возрасте шестнадцати лет, он сопровождал королеву Жанну д'Альбре & ее сына Генриха в Ла-Рошель в 1568 году, в то время, как [189] его отец, граф де Грамон, воевал в Беарне с войсками Карла IX. В 1575 Филибер де Грамон был с королем Наварры при дворе Франции, и он был одним из пяти сеньоров, с которыми Генрих Наваррский спланировал и осуществио побег во время охоты, несмотря на бдительное наблюдение, организованное вокруг него королевой-матерью.

Когда король Генрих вернулся в 1576 году к протестантской религии, Филибер де Грамон отказался последовать его примеру и покинул его окружение.

К этой первой причине его охлаждения добавилась и личная, когда молодой граф де Грамон заподозрил отношения, установившиеся между королем и его женой графиней, подозрения, которые в будущем с лихвой оправдались. Он присоединился к Антра и нескольким другим католическим сеньорам Беарна, чтобы остановить быстрый прогресс партии гугенотов, и эта импровизированная армия через несколько дней взяла город Миранд, защищаемый Сен-Криком. Воспоминания того времени сохранили подробности этой осады, и неудачные попытки вернуть себе это место со стороны короля Генриха, бросившегося поспешно и нашедшего, что ему приходится бороться с теми же господами, которые несколько недель назад входили в число его лучших защитников.

Маркиз де Виллар, командовавший в Гиени в ранге лейтенанта короля Франции, воспользовался этим полезным для него объединением с католиками Беарна. Граф де Грамон взял с собой кавалера д'Отра, губернатора Марсияка, а для сопровождения сеньоров Гондрена, Bajordan & Massеs, начав войну в регионе Бордо, открывая кампанию взятием замка Мансьет.

Год 1577 прошел в чередовании побед и поражений; обе стороны боролись силами почти равными, и их борьба обескровливала Лангедок и Гасконь. Наконец, королева-мать приказала приостановить военные действия и решила попробовать лично примирить стороны. Она также хотела бы вернуть свою дочь Маргариту королю, ее мужу, рассчитывая на свое влияние, чтобы успокоить своего сына. Маргарита и ее мать прибыли в Бордо 15 августа 1578. Генрих Наваррский отправился навстречу им к Ла-Реоль, а затем сопроводил [190] в Нерак, где был подписан мир 28 февраля 1579.

По такому случаю граф де Грамон увидел короля, и нескольких хороших слов было достаточно в первой беседе, чтобы оживить в его сердце прежнюю преданность. Два друга детства в слезах расцеловались, клянясь больше не расставаться. Но королева-мать от души посмеялась, и, желая отдалить от короля Наварры лучших сторонников, не колеблясь сообщила молодому Филиберу то, что она узнала о страсти короля к прекрасной Коризанды, и Жан де Дюра, его зять, подтвердил это.

Этот удар был решающим; Грамон и Дюра покинули двор, и через несколько месяцев они были в Гиени со своими отрядами у маршалов Бирона и Матиньона, которые сражались с протестантскими войсками. Филибер де Грамон, разочаровавшись в своих самых дорогих привязанностях, и переполненный отвращением и печалью, при таких грустных обстоятельствах искал смерти в бою; он нашел ее в 1580, 2 августа при осаде Ла Фера. Пуля попала ему под руку, и он скончался от полученных ран в возрасте 28 лет.

Преждевременная смерть молодого графа де Грамона была воспринята при дворе Генриха III очень болезненно. Там высоко ценили его доблесть, его ум и его рыцарский характер. Пьер Л'Этуаль говорит о его очень хороших отношениях с королем в своем дневнике и цитирует там латинские стихи, написанные по поводу этого события.

   

В браке у него родилось двое детей:
Антуан II де Грамон, наследовавший ему;

   

Катерина де Грамон, которая была замужем с 25 декабря 1591 года за Франсуа Номпаром де Комоном де Форсом, графом де Лозеном, капитаном пятидесяти человек, сыном Габриэля де Комона, графа де Лозена, кавалера орденов короля и Шарлотты д'Эстиссак.

   

У Филибера был также внебрачный сын по имени Франсуа.

   

Женившись в возрасте до пятнадцати лет и будучи всего на два года старше своей жены, [191] Филибер де Грамон покинул ее через несколько недель после заключения брака, чтобы последовать за двором в Ла Рошель; лагерная жизнь, суматоха гражданской войны, турниры и рыцарская доблесть, удерживали его в течение нескольких лет вдали от Беарна, где Коризанда ждала в его Шато-де-Гиш, видя с грустью, без сомнения, как лучшие годы ее юности протекают в уединении и заброшенности. Филибер возвращался с большими перерывами, но всегда в спешке, чтобы уехать снова, и из тринадцати лет, которые длился их союз, он провел всего лишь два года с графиней.

   

   

Завещание Филибера де Грамона, составленное 7 августа 1580 г. при осаде Ла Фера

   

Эта последняя воля была продиктована умиравшим от ставшего смертельным ранения Филибером де Грамоном в лагере осаждающих крепость Ла Фер в Пикардии.

Документ не был составлен по всем правилам нотариусами, а надиктован непосредственно самим умирающим и подписан заверившими его подлинность свидетелями. Он датирован 7 августа 1580 г., и это позволяет утверждать, что раненый 2 августа граф де Грамон по крайней мере прожил после того хотя бы еще неделю.

   

Находясь на грани смерти, думая, что пришло время для завещания,

Я отдаю мою душу Богу, мое тело земле.

Я распоряжаюсь, чтобы мое тело было перенесено в землю в Бидаш.

Я выделяю каждому из моих слуг по пятьдесят экю.

Каждому из моих пажей по сотне экю, за исключением Riscrasse, хорошо мне послужившего, которому пятьсот экю.

Моим камердинерам, каждому по двести экю.

Руврею и Бенуа каждому по триста экю.

Всем тем, кто приехал в Ла Фер со мной, господам Дозе, Бове, Ривьеру, дю Со и Карлю, каждому по пять сотен экю.

Месье де Кастельно, десять тысяч франков за дружбу, которую он мне всегда демонстрировал.

Моей дочери, пятьдесят тысяч ливров.

Я оставляю моего сына наследником всей моей собственности.

Я оставляю мою жену распорядительницей всей собственности моих детей без всякого учета.

Исполнители моей воли, она и г-н де Кастельно.

Составлено в лагере перед Ла Фером в субботу утром седьмого августа одна тысяча пятьсот восемьдесятого.

В присутствии М.де Пюйгаяра, М. маркиза де Пьенна, М. де Ромфора и других из-за отсутствия нотариуса.

   

Подписано: GRAMONT, PUYGAILLARD, MANUELLES и ROMEFORT.

   

А с другой стороны приписано еще:

после того, как М. де Puygaillard, маркиз де Пьенн и Ромфор ушли, сьер де Грамон оставил своему повару двести экю и своему сомелье сто экю в присутствии дю Со и моем, подписавшихся таким образом: Du SOL и ROUVRAY.

   

   

Пьер Л'Этуаль о Филибере де Грамоне в «Дневнике событий, свершившихся в царствование Генриха III, короля Франции и Польши» (опубликовано в 1621 г.)

   

Год 1578

   

В пятницу 10-го [января] Бюсси [д'Амбуаз], который накануне в четверг на балу, каждый вечер устраиваемом в большом зале Лувра королями, поссорился с Грамоном и послал к воротам Сент-Антуан триста хорошо вооруженных и возбужденных дворян, а Грамон значительное число миньонов и сторонников короля, чтобы там разрешить их споры в полном объеме.

По приказу короля им не позволили сразиться этим утром, несмотря на то, что Грамон после обеда разыскивал Бюсси в его жилище на улице Прувер, куда он пытался войти, и находился там в течение некоторого времени, сражаваясь с теми, кто был снаружи, и с теми, кто изнутри. Предупрежденный король послал маршалов Коссе и Строцци, которые отвели Бюсси в Лувр, куда вскоре после этого был доставлен Грамон по прямому распоряжению короля, и на следующее утро они пришли к согласию при посредничестве маршалов Монморанси и Коссе.

   

Пятница, 25 июля, перед церковью Сен Поль во время похорон Сен-Мегрена Грамон убил молодого дворянина, родственника М.де Шавиньи и лейтенанта его роты, поссорившись из-за палочки (жезла?), отнятой у пажа.

   

Год 1580

   

В начале августа сеньор де Граммон, гасконец, обладающий огромной доблестью и подающий надежды, умер, получив мушкетную пулю в руку перед Ла Фером.

При дворе говорили, что страшный зверь Ла Фер поглотил так много миньонов.

Quo ruitis juvenes quibus haud est ultima vitam

Servare incolumem cura Cavete Feram
Saevit et errantes passim Fera pessima sistit

Multiplici adversos quos ferit ore necat
Acrior in juvenes quibus est forma cutisque

Pulchrior haec rabidœ grata fit esca Ferae
Est elegans testis jam d Arquius esseque Martis

Mon eadem et Veneris saucius arma docet
Cui pila imberbes transfigens dentibus ore

Excussis septem fœdat utrimque genas
Bombardae valido laesus Grandmontius ictu

Secedit moriens urbeque et ore simul etc

   

   

   

Мишель де Монтень «Опыты», кн.3, гл.IV (фрагмент)

   

Мне пришлось в числе нескольких друзей М.де Грамона, убитого при осаде Ла-Фера, сопровождать его тело из лагеря осаждающмх в Суассон. Во время этой поездки я эаметил, что, где бы ни проходила наша процессия, народ повсюду встречал ее причитаниями и плачем и что их вызывало лишь впечатление, производимое нашим печальным шествием, ибо в толпе не знали покойного даже по имени.

(по изданию "Литературные памятники", Москва-Ленинград, 1960, переведено по изданию 1595г.)

   

lorem

© Nataki
НАЗАД