page

Расследование, проведенное королем Франции Людовиком XIV по делу об "испанском письме":
объяснение, данное королю графом де Гишем и инструкция для допроса маркиза де Варда, написанная министром Мишелем Ле Телье для М. де Безона, интенданта Лангедока

   

   

Ниже приведены два документа, касающиеся расследования по делу о знаменитом "испанском письме". Первый - то письменное объяснение произошедшего, которое граф де Гиш подал Людовику XIV. На этом сайте можно увидеть его полную рукописную копию. Я долго не решалась выкладывать перевод, хотя он, конечно, был, поскольку у меня было слишком много вопросов по содержанию, на которые я не могла найти четких ответов.

Почти все встало на свои места благодаря инструкции, собственноручно написанной министром Мишелем Ле Телье при непосредственном участии короля и предназначенной для проведения допроса основного фигуранта дела - маркиза де Варда, к тому времени уже арестованного и заключенного в крепости города Монпелье. Допрос с соблюдением строжайшей секретности поручалось провести М.де Безону, интенданту Лангедока, т.е. чиновнику самого высокого ранга.

Этот документ интересен, как вступлением, где излагается суть дела, так и заключением, где описаны попытки дискредитации графа де Гиша со стороны графини де Суассон и другие любопытные подробности. Здесь впервые всплывает следующий факт - все рассказчики того времени об "испанском письме" (Гиш не исключение) говорят об использовании конверта от письма короля Испании. Но Ле Телье пишет, что конверт был от послания испанской королевы, мачехи королевы Марии Терезии. Это единственное подобное упоминание, и оно представляется соответстующим истине.

И, конечно, интересны те вопросы (их 21), которые лично составил Людовик XIV, и которые четко следуют по бумаге, написанной Гишем.

Поэтому и возникла идея поместить эти два документа на одну страницу, не смешивая их ни с какими другими. Они взаимосвязаны, и это не должно потеряться.

   

   

ESCRIT DONNÉ AU ROY PAR M. LE COMTE DE GUICHE
Объяснение, данное королю графом де Гишем

   

   

Я не претендую здесь на то, чтобы заниматься своим оправданием, это моя вина, и она требует покаяния. Скажу только, что, видя, как мой враг низко нападает на меня и хочет очернить меня своими преступлениями, я очень рад заявить о том, от чего я действительно далек.

В предложенном мне M.де Вардом письме имелся данный М-м графиней де Суассон наружный пакет от короля Испании. Он желал дать мне это письмо, потому что он не мог бы обойтись без этого из-за того, что королева не знает еще достаточно, чтобы читать по-французски. Я сопротивлялся и сначала не одобрял, но без сильного убеждения против я позволил себе затем пойти на поводу весьма предосудительного благодушия.

   

   

Письмо было отдано гвардейцу по имени Сент-Элуа человеком, который собирался отправиться к Гурвилю, и который не имел никаких других особых качеств, а был выбран лишь потому, что не намеревался возвращаться ко двору в течение длительного времени. В тот день, когда король уезжал в Версаль, M.де Вард сопровождал Его Величество после возвращения до комнаты королевы или до двери маленького кабинета, и сеньора Молина, передала пакет в руки короля, который может помнить об этом.

Цель M.де Варда была в том, чтобы насладиться первым разговором Их Величеств, увидеть эффект, произведенный письмом. Дон Кристобаль де Gaviria уже отбыл, и потому не должна была показаться странной возможность получения Ее Величеством пакета, надписанного другой рукой, чем на тех, которые обычно прибывали из Испании.

Он сделал вид, будто преодолел с ним несколько лье до Парижа. M.де Вард хотел, если возможно, отдать пакет Risse, как более безответственной, как он думал, которая легкомысленно вручит его королеве. Вот искреннее повествование о деле. Что касается причин, по которым все было затеяно, то, во-первых, значительное огорчение М-м графини де Суассон в отношении принцев Лотарингии , вынуждающее M.де Вард отомстить насколько это было возможно; другим было уничтожить м-ль де Ла Вальер, и, смею сказать, это единственное, что заставило меня принять участие.

Он страшно боялся, что король ускользнет от них и его основной целью было сохранить все пути; что до меня, то у меня не было другой заинтересованности в это время, кроме Мадам, поэтому, очевидно, поскольку все мои помыслы были связаны с ней, M.де Вард заставил меня пообещать не говорить ей ничего. Это правда, что я не мог сдержать свое слово, я сказал Мадам с тем ограничением, тем не менее, чтобы она поклялась никогда не говорить Монтале; и я объявил M.де Варду о том, что не смог смолчать перед Мадам и предупреждаю об этом, потому как не желаю его обманывать.

Мадам имела ту же слабость с Монтале, какую я имел с ней, что стало причиной осторожности M.де Варда с этой девушкой, которая щебетала ему тысячу колкостей в лицо, но он не осмеливался дышать, потому что она знала секрет; кроме того, он рассуждал так: ему хотелось, чтобы король угодил королеве в целом или в той части, чтобы он захотел, пожертвовав м-ль де Ла Вальер, сохранить лицо.

Во-первых, это были только их счеты, поскольку они уже видели его с Ла Мот, с которой король говорил несколько раз, когда она сопровождала королеву, и если бы он оставил свои первые чувства к м-ль де Ла Вальер после взрыва, заставившего ее покинуть окружение Мадам, было необходимо, чтобы это прошло через руки М-м графини де Суассон, как единственного места, где король был в состоянии бывать часто и запросто.

По поводу моего обязательства сделать то, что они хотят, он сказал мне, что собирается вынудить короля сменить любовницу, которую я хотел бы уничтожить; здесь следует добавить, по-видимому, сказав королю, что у меня с ней были персональные счеты, далекие от уважения, которым я обязан ему лично, о чем я заявляю от всего сердца ему, как судье и свидетелю; и говорю, что прискорбное стечение обстоятельств накладывает на меня признание разделения ответственности.

Это правда, что я должен был искать другие пути, и сто раз в жизни меня хвалили за знание испанского языка. Все люди могут ошибаться в молодости, но есть несчастные сами по себе, а случившееся заслуживает осуждения среди окружающих, и если было бы преступление в моем сердце или голове, а не только в моей руке, я не простил бы себе всю свою жизнь.

Добавлю, что я под впечатлением со времени последней милости короля, а не какой-то ужасной опалы, когда моя вина могла заставить меня упасть.

Теперь остается оправдаться в том колоссальном обвинении, которое мои враги выдвинули против меня, говоря о неуважении к королю и желании подтолкнуть Месье оставить Дюнкерк и вовлечь короля Англии. Я должен благодарить безрассудность и злобу, в желании приписать мне все эти грехи вместе.

Я не могу защитить себя от смелости поднять глаза на Мадам, и как было возможно, чтобы мне пришло в голову посоветовать ей, покинуть Францию, с учетом, что я был человеком общества, который меньше всего мог следовать за ней из-за привязанности, которая мою честь и мою судьбу отдала королю; я не был в состоянии убедить Месье, что именно ради него я последовал бы за ним.

Более того, в королевстве не было дел, где бы он имел личные разногласия с королем, потому он не был негативно расположен, и как возможно было уговорить его на подобную вещь против его долга и против его склонности? Признаюсь, что в моих письмах вполне могли быть некоторые сетования, поскольку король заставлял Мадам расстаться, потому что, будучи настолько сумасшедшим, что даже осмелился думать о ней, я не мог не видеть, что мои намерения изменились без крайней боли; и если есть нечто похожее на то, что мне приписывают против короля или государства, я не прошу милости.

Несомненно, М. де Вард подставил меня с двумя письмами для мадам де Субиз; но, если так, у короля должно быть достаточно доброты, чтобы заставить их сличить.

Это то, что я могу сказать, в свою защиту; и, не возвращая M.де Варду какого-либо расположения, которое он лживо демонстрировал мне, скажу только, что король разберется, и что, как представляется, не является наказанием заявить, что я с готовностью перенесу то, что королю будет угодно повелеть мне, чтобы стереть в уме такого хорошего господина воспоминание о подобной ошибке.

М-м графиня де Суассон, хотя и без резона, и без справедливости, атакует меня в самые чувствительные места, которые только способна придумать: я могу, однако, в силу того, что я призван говорить правду, особенно королю, утверждать, что она присутствовала, когда создавалось письмо, или что мы никогда не делали этого вместе.

И, наконец, я прошу Его Величество быть судьей между M.де Вардом и мною согласно истине и согласно имеющимся фактам, не останавливаясь только на этом, чтобы направить к Монтале, выяснить, все ли, указанное мной, неправда, и оставить нам с M.де Вардом свободными локти, чтобы в конце концов увидеть, кто несет и нагло поддерживает ложь.

   

   

MÉMOIRE POUR SERVIR D'INSTRUCTION A M. DE BEZONS
Инструкция для допроса маркиза де Варда, написанная министром Мишелем Ле Телье для М. де Безона, интенданта Лангедока

   

Bibliothèque nationale. Manuscrits fr., 20768, fol. 309.
Этот документ полностью собственноручно написан министром Ле Телье.

   

Король должен был арестовать маркиза де Варда за его плохое поведение и из-за того, что был проинформирован о деталях некоторых событий, произошедших при дворе и возле Его Величества, когда он служил рядом с ним, и решил для этого задать вопросы через человека достойного полного доверия, потому Его Величество выбрал сьера де Безона, советника в своем Государственном Совете, интенданта юстиции, полиции и финансов в его провинции Лангедок, которому он пожелал отправить эту записку в качестве инструкции.

   

Мишель Ле Телье

Мишель Ле Телье (Michel (IV) Le Tellier, marquis de Barbezieux, seigneur de Chaville, d'Étang et de Viroflay, 1603 - 1685) — французский государственный деятель, министр, канцлер Франции с 1677. Отец маркиза де Лувуа.

   

Чтобы cьер де Безон хорошо исполнил то, что Его Величество изволил возложить на него, необходимо, чтобы он знал, что в 1662 году, в марте или в апреле, доставили демуазель Молине, испанке, одной из первых в апартаментах королевы, адресованный Ее Величеству пакет, чей конверт был написан рукой королевы Испании, в котором находилось письмо на испанском языке с сообщением королеве о том, что у короля связь с мадемуазель де Ла Вальер.

   

Клод Базен де Безон

Клод Базен де Безон (Claude Bazin de Bezons; 1617— 1684) — французский юрист и государственный деятель, переводчик. Член Французской академии (кресло № 1, 1643—1684). Интендант Лангедока в 1654-1674 гг.

   

Этот пакет был передан демуазель Молине королевским гвардейцем, служащим при королеве, по имени Сент-Элуа, который принял его у двери помещения охраны из рук неизвестного человека, заявившего, что данный пакет был получен из Испании, в нескольких лье от Парижа, Доном Кристобалем де Гавильей. возвращавшимся в Мадрид после поздравлений от лица Католического короля Их Величествам в связи с рождением Монсеньера Дофина, и что ему приказал Гавилья, отправляя его во Фландрию, передать этот пакет дамам из свиты королевы, когда он будет следовать через Париж.

Как бы то ни было, пакет подозрений не вызвал, и демуазель Молина не сомневалась, что он из Мадрида, однако, ее беспокоило, не содержится ли там чего-нибудь плохого о здоровье короля Испании, поэтому она решила открыть его, и, найдя там письмо с вышеизложенным содержанием, передала все это королю, не поставив в известность королеву.

Затем удалось установить, что конверт был от пакета, который королева получила несколько дней назад от королевы Испании, и который Ее Величество прилюдно открыла в своей комнате, и что кто-то в при дворе должен был подобрать его с целью использовать в своих интересах.

Но не удалось обнаружить того, кто был автором этот подложного письма, и его поиски оставались безрезультатными до начала марта текущего года, когда король узнал сам, без какого-либо посредничества , что маркиз де Вард был автором всего: он написал письмо по-французски, потому что королева не могла читать на нашем языке. Он отдал его графу де Гишу для перевода на испанский язык, и тот передал сьеру де Варду свой перевод, который тот забрал; получив его, переписал его другой рукой и использовал конверт от пакета, подобранный в комнате Ее Величества и надписанный рукой королевы Испании. Он также добавил, что попытается доставить пакет демуазель Риссе, другой испанской горничной, думая, что та передаст его королеве более невнимательно, чем любая другая.

Его Величество также узнал, что маркиз де Вард использовал, для доставки пакета в апартаменты королевы слугу Гурвиля, приехавшего в Париж по делам своего господина и возвращавшегося в то место, где тот скрывался по причине преследования его со стороны правосудия, и когда ему было поручено передать письмо Риссе, он доставил его к дверям помещения охраны короля, отдав гвардейцу, служившему в доме королевы, по имени Сент-Элуа, тотчас передавшего его демуазель Молине.

В тот день король отправился в Версаль, и маркиз де Вард по возвращении Его Величества сопровождал его в покои королевы в надежде наблюдать эффект воздействия этого письма на Их Величества, но увидел, как оно оказалось у короля через демуазель Молину, прежде чем Его Величество вошел в комнату королевы.

При этом у маркиза де Варда было несколько мотивов для написания подобного подложного письма.

Во-первых, стать более важным для короля в связи с размолвкой, которая будет между Их Величествами и с услугами, которые он окажет королю.

Другой целью было уменьшить недовольство графини де Суассон из-за нового ранга, присвоенного принцам Лотарингского дома в ущерб Савойскому, путем обеспечения всеми средствами того, чтобы король вернулся в дом мадам графини, где Его Величество перестал появляться из-за публичных комментариев, которые эта дама дала в своем огорчении, из-за чего потеряла его благоволение, которое теперь желала вернуть вместе с доверием Его Величества.

Последнее, надежда на отдаление от мадемуазель де Ла Вальер или, по крайней мере, на то, что для ее сохранения король будет вынужден забрать ее из дома Мадам и предпринять множество мер для продолжения встреч с ней.

И что в случае такого отдаления мадемуазель де Ла Мот, с которой король несколько раз начинал говорить, будет иметь большую долю в милости короля.

Сохраняя же мадемуазель де Ла Вальер и забирая ее от Мадам, король будет вынужден использовать дом графини де Суассон как из-за удобства, так из-за привычек Его Величества.

И что в результате обоих этих событий король будет чаще, чем когда-либо, отправляться к графине, доверие к ней будет восстановлено, а упомянутый М.де Вард с большим успехом занялся бы делами рядом с Его Величеством, найдя при подобной близости возможность некоторого упрочения положения дома Савойи, значительно ослабленного новым усилением принцев Лотарингии.

Его Величество также был проинформирован о том, что у графа де Гиша при переводе письма на испанский язык было намерение навредить мадемуазель де Ла Вальер по причине обиды на то, что сьер де Вард сообщил ему, поскольку узнал от мадам графини, будто король сказал ей, что мадемуазель де Ла Вальер заставила его поверить, что граф де Гиш говорил о Его Величестве без того уважения, которое он должен был иметь.

Кроме того, Его Величество узнал, что после сообщения о том, что это подложное письмо было сделано, граф де Гиш рассказал Мадам все, что произошло, и Мадам затем открыла это мадамуазель де Монтале, которая была тогда рядом с ней, и которая, будучи вдали от маркиза де Варда, сказала, что она полностью со всем знакома, чтобы заставить хорошо обращаться с ней, и этот маркиз признался этой демуазель во всех дерзостях, изложенных выше.

Итак, сьер де Безон может действовать более эффективно с указанным маркизом де Вардом, чтобы побудить его признать правду, чтобы дать ему понимание уверенности в том, что известно, как составлено указанное письмо, сообщив, что Мадам согласилась рассказать об упомянутом графе граф де Гише после того, как это стало очевидным, демуазель Монтале объявила, что узнала о нем от Мадам, и что указанный маркиз согласился, когда ему также было открыто; что вышеупомянутый граф де Гиш объяснил все вместе с описанием всех деталей, в соответствии с тем, что было доведено до него упомянутым маркизом де Вардом.

Таким образом, все эти вещи положены в основу, и король желает, чтобы сьер де Безон, как только получит этот документ, изучил его содержание, а затем отправился в цитадель Монпелье, где маркиз де Вард в настоящее время находится в заключении, продемонстрировал тому, кто там командует, письмо, которое Его Величество посылает ему, и, будучи наедине с упомянутым маркизом де Вардом, он покажет ему послание Его Величества, обращенное к сьеру де Безону, в соответствии с тем, что предписано ему, заставит его принять присягу в обычном порядке и задаст вопросы, изложенные ниже, ставя своей рукой вопросы, им заданные, и ответы упомянутого маркиза де Варда, заставляя его подписывать и подтверждать в конце каждой встречи вверху и внизу всех страниц, но не давая ему информации обо всем, что отмечено выше.

Но прежде чем приступить к допросу, упомянутый сьер де Безон должен заявить маркизу де Варду, что у него есть распоряжения от Его Величества уточнить его заявление о произошедшем, которое он предложит со своей стороны, но не для изучения истины, которую Его Величество уже усвоил весьма определенным образом, но только для того, чтобы оценить искренность его разума, и судить потом, какой уверенностью в нем он может располагать, если пожелает впоследствии использовать его для службы себе.

Затем сьер де Безон должен допросить маркиза де Варда следующим образом:

   

Знал ли он, что в 1662 году, в марте или в апреле, демуазель Молине был передан пакет для королевы, чей конверт был подписан королевой Испании, и где содержалось письмо на испанском языке, сообщающее королеве об отношениях короля с мадемуазель де Ла Вальер?

Знал ли он, что этот пакет был открыт этой демуазель, и указанное письмо было передано королю без информирования о нем королевы?

Подтверждает ли он, что следовал за королем и очень близко находился к его персоне, когда демуазель Молина отдала письмо Его Величеству по возвращении того из Версаля, прежде чем он вошел в комнату королевы?

Может ли он сказать, что конверт этого письма был из испанского пакета, который королева вскрыла в своей комнате за несколько дней до того?

Знает ли он, кто взял этот конверт, кто был автором этого письма и кому был передан пакет?

Правда ли, что он составил текст письма на нашем языке?

Давал ли он его графу де Гишу для перевода на испанский язык, и отдал ли тот ему сделанный перевод?

Кого он использовал для переписывания?

Положил ли он указанное письмо с конвертом в комнату королевы лично или отдал пакет выбранному человеку, чтобы тот доставил его в покои Ее Величества?

Использовал ли он для этой цели человека, служившего Гурвилю, который должен был быстро покинуть Париж, чтобы отправиться к своему хозяину, отсутствовавшему из-за Палаты юстиции?

Поручал ли он этому слуге Гурвиля отдать данный пакет желательно демуазель Риссе, а не демуазель Молине, в надежде, что та будет более невнимательна, чем другая?

Кто тот человек, который предоставил ему этот конверт и в каком месте он его взял?

Правда ли, что в тот день, когда этот пакет был доставлен к указанной камеристке Молине, король отправился утром в Версаль, и по его возвращении маркиз де Вард сопровождал Его Величество, когда тот пошел к королеве, чтобы наблюдать, что произойдет при их беседе, и затем оценить, какой эффект произвело упомянутое письмо на королеву?

Какое преимущество он предполагал получить, составив это письмо, информирующее королеву о том, что король состоит в связи с мадемуазель де Ла Вальер?

Правда ли, что он думал, что благодаря разладу, которого он добьется между королем и королевой, Его Величество будет иметь больше дел с ним, и он будет иметь честь приблизиться к нему, став более значительным?

Была ли у него цель вынудить короля отдалиться от мадемуазель де Ла Вальер или, по крайней мере, удалить ее из окружения Мадам ради уважения к королеве, но продолжая видеть ее?

Думал ли он, что и в одном, и в другом случае король будет иметь больше возможностей возобновить посещения графини де Суассон?

Надеялся ли он, что во время этих визитов короля для Савойского дома будет достигнуто что-то более полезное, чем договор между королем и герцогом Лотарингии февраля месяца, как прецедента в пользу принцев дома Лотарингии, а затем уступки герцогства, сделанного Его Величеству герцогом Лотарингии?

Знал ли он, что вышеупомянутый граф де Гиш рассказал Мадам, что произошло в этом деле, и что Мадам тогда передала это демуазель де Монтале?

Правда ли то, что она, покинув Мадам объявила маркизу де Варду, что она знала все, что произошло при изготовлении этого письма, и признался ли он?

Побудило ли его это соображение позаботиться об интересах упомянутой демуазель де Монтале и опасаться ее при каждой встрече?

   

Это все, что может быть предписано сьеру де Безону по этому вопросу, и, поскольку не могут быть предвидены ответы, которые может дать маркиз де Вард по каждому из этих фактов, король полагается на сьера Безона в части его поведения в отношении того, что заключенный будет сохранять с помощью заявлений, которые он сделает, уменьшая или добавляя к упомянутым фактам то, что он сочтет необходимым на месте, чтобы легче разъяснить истину.

Остается только добавить, что король отправил курьера в Фонтевро к указанной демуазель де Монтале, чтобы получить от нее то, что ей стало известно о создании упомянутого испанского письма.

Его Величество послал своих гвардейцев в разные места, чтобы понаблюдать за теми, кто покинет город Париж по дороге на Лион или Тур, и в одном из них признали человека по имени Сонне, одного из слуг маркиза де Варда, при котором было найдено письмо для упомянутой демуазель Монтале с инсинуацией, что вышеупомянутый граф де Гиш сфабриковал указанное испанское письмо, возмущаясь тем, что был удален из двора, и что, когда он закрыл пакет в состоянии, как оно попало к демуазель Молине, вышеупомянутый граф де Гиш попросил человека маркиза де Варда доставить его в какое-то место, тот это сделал, думая, что это для какого-то галантного дела, но когда разразился шум по поводу этого письма, указанный граф де Гиш признался упомянутому маркизу де Варду в том, что он был автором, и попросил его незамедлительно посодействовать ему удалиться из двора, а тот помог ему уехать из страха, что, если будет взят, упомянутый граф де Гиш полностью себя погубит, потому упомянутый маркиз де Вард протянул ему руки после того, как упрекнул его в столь серьезном проступке, и в этом письме демуазель Монтале объясняли состояние данного дела на сегодняшний день, чтобы прояснить противоречия с правдой.

И, как признался Сонне, это письмо было поручено ему накануне вечером сьером де Бреваном, который сообщил ему, что оно крайне важно для упомянутого маркиза де Варда, и что оно должно быть незамедлительно доставлено демуазель де Монтале через доверенную персону, которая прочитает ей письмо, и тайно возвращено, не будучи оставлено, если это возможно.

Король послал за упомянутым де Бреваном, который признался Его Величеству, что написал это письмо своей рукой и велел Сонне доставить и вернуть его, и что он узнал о фактах, касающихся испанского письма и изложенных в том, которое доверил Сонне, от графини де Суассон во время визита к ней накануне.

Король счел полезным сообщить сьеру Безону о содержании письма упомянутого Бревана для демуазель де Монтале, а также о заявлении, сделанном им по поводу поездки вышеназванного Сонне, на тот случай, если маркиз де Вард заявит, что он не знал об испанском пакете, признав, что граф де Гиш просил помочь ему удалиться из двора, чувствуя это необходимым из-за вручения пакета указанной демуазель Молине, что упомянутый сьер де Безон может очень выгодно принять во внимание, наблюдая за маркизом де Вардом, поскольку нет ничего более полезного для его убеждения, чем забота, с которой его друзья проинструктировали упомянутую демуазель де Монтале, имея цель при этом, возможно, обязать ее ответить королю соответствующим образом, если она ничего не знала о деталях произошедшего во время пребывания при дворе, или скрыть то, что было в ее руках, и такое поведение может быть истолковано только как попытка замаскировать правду, которая, по мнению друзей упомянутого маркиза де Варда, может нанести ему ущерб.

Упомянутому сьеру де Безону следует добавить, что едва ли вероятно, что указанному графу де Гишу понадобился вышеупомянутый маркиз де Вард, дабы найти человека для доставки пакета, учитывая, что его должность предоставляет ему возможность выбрать такового. И коль скоро упомянутый граф де Гиш попросил его о том, что указанный маркиз де Вард воспринял равнодушно, он не дал бы ему слугу Гурвиля, готового покинуть город. Ведь если бы граф де Гиш дал понять причину, заключавшуюся в галантности, то для чего ему был бы нужен человек, который больше не мог появляться при дворе, и тогда ему не нужно было бы приходить к нему, раскрывая секрет, когда испанское письмо губило его, заставляя удалиться.

Когда сьер де Безон завершит данный допрос, и он будет подписан и подтвержден вышеупомянутым маркизом де Вардом, он должен сделать то же самое со своей стороны, далее положит это в пакет с протоколом настоящей инструкции, не сохраняя копий, тщательно закроет его и передаст курьеру, который доставит все для вручения Его Величеству, внимательно следя, чтобы никто и ни при каких условиях не мог проникнуть во что-либо из того, что он рассматривал с указанным маркизом де Вардом, и из того, что содержится в упомянутой инструкции, поскольку Его Величество очень обеспокоен тем, чтобы это дело оставалось в тайне, и что оно никому не должно быть известно кроме тех, кому пожелает сказать Его Величество.

Поэтому он с большим вниманием относится к службе для него сьера де Безона в этом деле, и он изъявит свою волю, когда будет повод сделать что-либо для его выгоды.

   

Совершено в Париже 27 марта 1665 года.

   

Страницы по теме:
Испанское письмом-ль де Монпасье (Четыре М)Конде,  Куртиль де Сандра

   

lorem

© Nataki
НАЗАД